Фузобактерии в мазке


Как бороться с фузобактериями – основными источниками гнойных инфекций

Основной причиной большого количества заболеваний является патогенная деятельность бактерий. Одноклеточные создания, при обычных условиях являющиеся фактически составной частью человеческого организма, в некоторых случаях становятся причиной серьезных заболеваний этого организма, а иногда и его гибели. Одни из наиболее опасных заболеваний – гнойные и некротические воспаления – вызывают фузобактерии (Fusobacterium).

Содержание:

Патогенная деятельность

Фузобактерии – сравнительно небольшие неподвижные бактерии (спирохеты, витые палочки), которые входят в состав нормальной микрофлоры ЖКТ, носоглотки, половых органов человека. Эти микроорганизмы дышат не кислородом (анаэробы), а получают энергию за счет разложения клеток тканей человеческого организма.

Чем активнее живет бактерия, тем больше энергии ей требуется.

Классификация и систематика таких прокариотов, как фузобактерии, в микробиологии пока еще только ведется. Постоянно корректируется информация о том, какие таксоны входят в семейство Фузобактерий.

Ввиду постоянного присутствия таких микроорганизмов, как фузобактерии, в микрофлоре человека степень их патогенности – условно-патогенные.

Основные заболевания, которые вызывают фузобактерии:

Механизм поражения тканей фузобактериями сводится к тому, что фузобактерии выделяют фермент фосфолипазу, который разрушает (гидрализует) фосфолипиды. Именно фосфолипиды входят в состав всех клеточных мембран органических клеток.

Второй разрушающий фактор воздействия на организм такого микроба, как спирохеты, фузобактерии, – выработка лейкоцидина. Лейкоцидин отравляет (оказывает токсическое воздействие) лейкоциты человека. Этот фактор значительно снижает защитные способности организма, поскольку именно лейкоциты отвечают за иммунный ответ на инфекционное заболевание.

Лечение заболеваний, вызванных деятельностью фузобактериальной инфекции, возможно исключительно с использованием антибиотиков. Лечение с использованием методов народной медицины или надежда на собственный иммунитет могут обернуться серьезными осложнениями хода заболевания.

Диагностика присутствия фузобактериального инфекционного агента в очаге воспаления производится с использованием анализа мазка на микрофлору.

Фузобактериальная флора (спирохеты, веретенообразные палочки) образует на питательных средах во время бактериологического исследования желтоватые колонии. На окраску по Граму реагирует отрицательно (грамотрицательна).

Основными негативными факторами, которые приводят к активации патогенности фузобактериальных агентов, являются:

Бактероидные инфекции

Сходные воспалительные процессы с теми, которые инициируют фузобактерии, инициируют и бактероиды.

Бактероиды – самостоятельный класс прокариотов в микробиологической систематизации. Их основными признаками являются:

Бактероиды и фузобактерии являются представителями нормальной микрофлоры кишечника.

Некоторые бактероиды, попадая на другие ткани организма человека, вызывают анаэробные инфекции.

Такими инфекциями являются:

Диагностика и выявление бактероидов на слизистых человека, доступных для получения мазка, дает наиболее достоверный результат о составе той микрофлоры, которая в конкретный момент контролирует состояние слизистой. Диагностика же состояния ЖКТ производится по бактериологическому посеву кала.

Лечение бактероидной инфекции также основано на применении антибиотиков. Любые другие формы лечения не эффективны.

Все статьи на сайте носят исключительно ознакомительный характер. В статьях, описывающих ту или иную болезнь, нет призыва к действию. Если Вы обнаружили у себя подобные симптомы, Вам обязательно необходимо обратиться к врачу! Самолечение может быть опасным для Вашего здоровья!

probakterii.ru

Нормальная микрофлора влагалища

С современных позиций нормальную микрофлору рассматривают как совокупность микробиоценозов, занимающих свои экологические ниши на коже и слизистых оболочках человека. Микроорганизмы, составляющие нормальную микрофлору, состоят между собой в разнообразных взаимоотношениях (нейтрализма, конкуренции, мутуализма, комменсализма, синергизма, паразитизма, синтрофии и др.). Изменение численности того или иного вида микроорганизмов в определённом биотопе или возникновение не свойственного данному месту обитания вида служит сигналом для адаптационных или необратимых изменений в соответствующем звене микроэкологической системы. Особенность нормальной микрофлоры половых путей женщин — многообразие её видового состава, представленное в течение всей жизни строгими и факультативными анаэробами и, в значительно меньшей степени, аэробными и микроаэрофильными микроорганизмами. Формирование и становление микробиоценоза влагалища отражает этапы эволюции женских половых органов.

Микрофлора половых путей в различные периоды жизни женщины неодинакова и отражает влияния комплекса факторов внутренней и внешней среды. При беременности, протекающей без патологии, плод стерилен. Перед рождением и в раннем постнатальном периоде слизистая оболочка влагалища находится под преимущественным влиянием эстрогенов и прогестерона плацентарного происхождения, гормонов матери, прошедших через гематоплацентарный барьер, и гормонов, поступивших к ребёнку с молоком матери. В этот период слизистая оболочка состоит из 3–4 слоёв плоского эпителия промежуточного типа. Эпителиальные клетки способны продуцировать гликоген и тем самым поддерживать жизнедеятельность молочнокислых бактерий. Есть мнение, что в норме, сразу после рождения и в первые часы жизни, влагалище у новорождённой заполнено густой слизью и потому стерильно. Спустя 3–4 часа после родов у новорождённой, вместе с усилением процесса десквамации эпителия и помутнением шеечной слизи, во влагалище обнаруживают лактобациллы, бифидобактерии и коринебактерии, а также единичную кокковую микрофлору. К концу первых суток после рождения влагалище новорождённой колонизируют аэробные и факультативно-анаэробные микроорганизмы. Через несколько дней эпителий, выстилающий влагалище, накапливает гликоген — идеальный субстрат для размножения лактобактерий, формирующих микрофлору влагалища новорождённой на этот момент.

Гормоны яичников, стимулируя рецепторную активность эпителия влагалища, также способствуют активной адгезии лактобактерий на поверхности эпителия. Лактобактерии расщепляют гликоген с образованием молочной кислоты, что приводит к сдвигу рН влагалищной среды в кислую сторону (до 3,8–4,5). Это ограничивает рост и размножение микроорганизмов, чувствительных к кислой среде. Бифидобактерии, также как и лактобактерии, защищают слизистую оболочку влагалища от воздействия не только патогенных, но и условно–патогенных микроорганизмов, их токсинов, препятствуют распаду секреторного IgА, стимулируют образование интерферона и выработку лизоцима. Резистентность организма новорождённой обусловливает высокое содержание IgG, поступившего через плаценту от матери. В этот период влагалищная микрофлора у новорождённой сходна с микрофлорой влагалища здоровых взрослых женщин. Через три недели после рождения у девочек происходит полное разрушение материнских эстрогенов. В это время эпителий влагалища тонкий и легко ранимый, представлен только базальными и парабазальными клетками. Содержание гликогена в нём уменьшено, что приводит к снижению количества нормальной микрофлоры, прежде всего лактобактерий, а также к снижению уровня органических кислот, продуцируемых ими. Снижения уровня органических кислот приводит к повышению рН влагалищной среды с 3,8–4,5 до 7,0–8,0. В этой среде в микрофлоре доминируют строгие анаэробы. По данным специалистов, через три недели после рождения микрофлора половых путей девочек представлена преимущественно кокковой микрофлорой, во влагалищных мазках определяют единичные лейкоциты и эпителиальные клетки. Для второго месяца жизни и течения всего пубертатного периода, вплоть до активации овариальной функции, характерно снижение общего количества микроорганизмов во влагалище. И.В. Садолина (2000 г.) изучила микробиоценоз влагалища у здоровых девочек 5–8 лет.

Наиболее часто в качестве представителей аэробной и факультативноанаэробной микрофлоры обнаруживают эпидермальных и сапрофитных стафилококков, реже — кишечную палочку и энтеробактерии, в единичных случаях бифидобактерии и лактобактерии. У 70% здоровых девочек в состав индигенной микрофлоры влагалища входят бактерии с гемолитическими свойствами. Общее микробное число составило от 102 КОЕ/мл до 105 КОЕ/мл. По данным ряда авторов, источник белей, увлажняющих атрофическую слизистую оболочку вульвы и влагалища, у здоровых девочек — незначительная транссудация из сосудистой и лимфатической сети подэпителиального слоя влагалищной стенки и вульвы. Очищение влагалища происходит благодаря фагоцитарной функции макрофагов и полиморфноядерных лейкоцитов. Снижение уровня защиты в этот период компенсируют особенности строения наружных половых органов. За счёт тонкой полулунной или кольцевидной ригидной девственной плевы вульварное кольцо зияет. Оно расположено глубоко в ладьевидной ямке и отграничено от анального отверстия высокой задней спайкой, что в норме препятствует массивному обсеменению нижних половых путей экзогенной микрофлорой. Такое состояние половых путей обычно отмечают у девочек от 1 мес до 7–8 лет жизни.

В составе микрофлоры влагалища девочек препубертатного возраста (9–12 лет) вплоть до менархе преобладают анаэробные и микроаэрофильные микроорганизмы: бактероиды, стафилококки, дифтероиды. Отмечают большое количество лактобактерий и молочнокислых стрептококков. В этот период микробиоценоз влагалища относительно стабилен. C момента активации овариальной функции организм девушки синтезирует «собственные», эндогенные эстрогены. Под влиянием эстрогенов клетки эпителия влагалища накапливают гликоген. Это приводит к формированию эстрогенстимулированного эпителия. На поверхности эпителиоцитов влагалища увеличено число рецепторных участков для адгезии лактобактерий, увеличена толщина эпителиального слоя. С этого момента лактобактерии — доминирующие микроорганизмы микрофлоры влагалища, и в последующем они сохранят это положение на протяжении всего репродуктивного периода. Метаболизм лактобактерий способствует стабильному сдвигу рН среды влагалища в кислую сторону до 3,8–4,5. Во влагалищной среде растёт окислительновосстановительный потенциал. Это создает неблагоприятные условия для роста и размножения строго анаэробных микроорганизмов. Микрофлора влагалища этого периода подвержена циклическим изменениям и представлена доминирующим пулом Н2О2продуцирующих лактобактерий.

Общее микробное число составляет 105–107 КОЕ/мл, количественно анаэробы преобладают над аэробами, также встречают представителей семейства Enterobacteriaceae.

Пубертатный, или подростковый, период (до 15 лет) характеризует ритмичная физиологическая гипертранссудация в виде слизистых выделений. Увеличено количество эпителиальных слоёв, а кольпоцитологическая картина приближена к таковой у взрослой женщины. Общее микробное число составляет 105–107 КОЕ/мл. В 60% случаев определяют лактобациллы, среда влагалища становится кислой, рН 4,0–4,5. В юношеском возрасте (с 16 лет) микробиоценоз половых путей соответствует таковому у женщин репродуктивного возраста.

Микробиоценоз влагалища у женщин репродуктивного возраста в норме состоит из постоянно обитающих микроорганизмов (индигенная, автохтонная микрофлора) и транзиторных (аллохтонная, случайная микрофлора) (табл. 20- 1). Индигенная микрофлора превосходит по численности популяции случайную, однако количество видов, представляющих автохтонную микрофлору, не так велико, как видовое разнообразия аллохтонных микроорганизмов.

Общая численность транзиторных микроорганизмов в норме не превышает 3–5% от всего пула микроорганизмов микробиоценоза.

Таблица 20-1. Влагалищная микрофлора (микробиоценоз)

Постоянная микрофлора (индигенная. автохтонная) 95–98% Транзиторная микрофлора(случайная, аллохтонная)2–5%
Lactobacillus spp. Staphylococcus spp.Corynebacterium spp.Bacteroides– Prevotella spp.Micrococcus spp. и др.

У здоровых женщин репродуктивного возраста общее количество микроорганизмов во влагалищном отделяемом составляет 6–8,5 lg КОЕ/мл. Их разнообразие достигает 40 и более видов.

У здоровых женщин репродуктивного возраста во влагалищной среде доминируют лактобациллы, составляющие 95–98% биотопа. В микробиоценозе влагалища здоровых женщин присутствуют 9 видов лактобактерий аэробного и анаэробного происхождения. Их титр достигает 108–109 КОЕ/мл. Для обеспечения оптимальных физиологических условий во влагалище клинической значимостью обладают виды Lactobacillus acidophilus, Lactobacillus spp., Bifidobacterium spp. и др. Значительно меньшую долю составляют облигатно–анаэробные виды лактобацилл. Несмотря на разнообразие видового состава лактобацилл, выделенных из влагалища здоровых женщин (более 10 видов), не удается определить ни одного вида, присутствующего у всех женщин. Чаще всего выделяют следующие виды лактобацилл: L. Acidophilus, L. Brevis, L. jensenii, L. Casei, L. leishmanii, L. plantarum.

Эстрогензависимая способность лактобацилл к адгезии на эпителиальных клетках влагалища, продукция перекиси водорода и антибиотикоподобных веществ препятствуют размножению ацидофобных бактерий и росту условнопатогенных микроорганизмов, количество которых у здоровых женщин на 2–5 порядков ниже, чем количество доминирующей группы лактобацилл. Среди условнопатогенных микроорганизмов обнаруживают непатогенные грамположительные палочки рода Corynebacterium и коагулазоотрицательные стафилококки. Способность вырабатывать каталазу помогает выживанию коринебактерий в созданной лактобациллами перекисной среде. В популяции облигатноанаэробных бактерий обращают внимание на группу бактероидов, превотелл и пептострептококков, обнаруживаемых в низких титрах у 55% здоровых женщин. Нормальная микрофлора женских половых органов чрезвычайно многообразна и представлена аэробными, факультативными и строго анаэробными микроорганизмами, причем анаэробы в видовом и количественном отношении доминируют над остальными. Во влагалищной среде обнаруживают не менее 61 фенотипа микроорганизмов, но их набор относительно постоянный, если женщина здорова на протяжении значительного времени. Генитальный тракт в репродуктивном периоде колонизирован комплексной микрофлорой. Исследования влагалищной микрофлоры у здоровых женщин свидетельствуют о том, что у 87–100% женщин обнаруживают аэробные микроорганизмы. Из них чаще встречают лактобактерии (45–88%), стрептококки (53–68%), энтерококки (27–32%), коагулазонегативные стафилококки (34–92%) и колиформные микроорганизмы.

Колонизационная резистентность влагалища обусловлена резидентной микрофлорой, представленной у женщин репродуктивного возраста обширной группой лактобацилл. Благодаря специфической адгезии на эпителиальных клетках влагалища возникает биоплёнка, образованная микроколониями лактобацилл, окружёнными продуктами их метаболизма — гликокаликсом. Кроме лактобактерий обнаружены грамположительные палочки: эубактерии и несколько реже — бифидобактерии. У небольшого числа женщин выделены микроорганизмы, принадлежащие к роду Clostridium. Из грамположительных кокков у большинства женщин высевают Peptоstreptococcus spp. и Peptococcus sрр. Снижение количества или исчезновение из влагалищной среды лактобацилл способствует развитию инфекционных заболеваний.

Результаты современных исследований характеризуют влагалищную микроэкосистему как весьма динамичную и многокомпонентную по видовому составу. Частые представители нормальной микрофлоры влагалища у женщин репродуктивного возраста помимо лактобацилл — анаэробные грамотрицательные палочки рода Fusobacterium и грамотрицательные кокки рода Veillonella. Среди транзиторных микроорганизмов влагалища чаще других удается выделить коагулазоотрицательные стафилококки и в первую очередь Staphylococcus epidermidis. Кроме того, Corynebacterium spp., BacteroidesPrevotella spp., Mycoplasma hominis, присутствующие в умеренном количестве (до 4 lг КОЕ/мл). Столь же часто, но в меньшем количестве встречают Micrococcus spp., Propionibacterium spp., Veillonella spp., Eubacterium spp. Сравнительно редко (менее чем у 10% обследованных) обнаруживают Clostridium spp., Bifidobacterium spp., Actinomyces spp., Fusobacterium spp., Ureaplasma urealyticum, Staphylococcus aureus, Neisseria spp., E. coli и другие колиформные бактерии; Mycoplasma fermentans, Candida spp. Mycoplasma hominis и Gardnerella vaginalis высеивают из материала 10–75% здоровых женщин без какойлибо клинической симптоматики.

Видовое разнообразие влагалищной микрофлоры велико, а возможные сочетания микроорганизмов столь многочисленны, что определенны лишь некоторые общие тенденции их сосуществования. Большинство исследователей считают, что у здоровых женщин кроме лактобацилл во влагалище обнаруживают непатогенные коринебактерии и коагулазоотрицательные стафилококки — у 60–80% обследованных. Среди облигатноанаэробных бактерий значение имеет группа Bacteroides–Prevotella, играющая роль этиологических агентов при воспалительных заболеваниях гениталий. Эти бактерии выделены в низких титрах у 55% здоровых женщин.

В табл. 20-2 приведены данные о видовом составе микроорганизмов — типичных представителей микробиоценоза вульвы, влагалища и цервикального канала.

Таблица 20-2. Видовой состав нормальной микрофлоры вульвы, влагалища и цервикального канала женщин в репродуктивном периоде

Окраска по Граму Факультативные микроорганизмы Анаэробные микроорганизмы
Грамположительные кокки Staphylococcus epidermidis Staphylococcus aureus* Group D StreptococcusB–Hemolytic Streptococcus Peptococcus species* Peptococcus anaerobius Peptococcus asaccharolyticus Peptococcus prevotii* Peptococcus variabilis Peptostreptococcus species* Peptostreptococcus anaerobius
Грамотрицательные кокки Veillonella species Acidominococcus fermentas
Грамположительные палочки Lactobacillus species* Corinebacterium species Lactobacillus species* Bifidobacterium species* Clostridium species Eubacterium species Propionibacterium species
Грамотрицательные палочки Echerichia coli* Klebsiella species Другие виды семейства EnterobacteriaceaeGardnerella vaginalis* Bacteroides melaninogenicus* Bacteroides vulgatus* Bacteroides species* Fusobacterium nucleatum* Fusobacterium species (группа Sphaerophorus)* Leptotrichia speciesCampylobacter species «anaerobic vibrios»

* Микроорганизмы с наибольшим клиническим значением.

У здоровых женщин чаще во влагалище обнаруживают лактобациллы, непатогенные коринебактерии и коагулазонегативные стафилококки. Среди облигатноанаэробных бактерий превалируют Bacteroides и Prevotella. Строгие анаэробы — часть сложной микроэкологической системы, обеспечивающей равновесие, необходимое для нормального функционирования половых органов в разные периоды жизни женщины. Собственную микрофлору имеют наружные половые органы, влагалище и цервикальный канал. Установлено, что видовые и количественные различия в нормальной микрофлоре женских половых путей зависят от рассматриваемой анатомической области. В преддверии влагалища у здоровых и небеременных доля анаэробов составляет 32–45%, во влагалище — 60%, в цервикальном канале — 84%.

В верхних отделах влагалища доминируют лактобактерии и бифидобактерии. В цервикальном канале присутствуют эпидермальные стафилококки, пептострептококки и дифтероиды.

Микрофлора влагалища в репродуктивном возрасте подвержена циклическим колебаниям в зависимости от фаз менструального цикла. В первые дни цикла увеличивается pH среды влагалища до 5,0–6,0. Это связано с попаданием во влагалище большого числа дегенерированных клеток эндометрия и элементов крови. На этом фоне уменьшенно общее количество лактобацилл и относительно увеличена численность факультативных и облигатных анаэробных бактерий за счёт чего сохранено микробное равновесие. По окончанию менструации влагалищный биотоп быстро возвращается к исходному состоянию. Популяция лактобацилл быстро восстанавливается и достигает максимального уровня в середине секреторной фазы, когда содержание гликогена в эпителии влагалища самое большое. Этот процесс сопровождает увеличение содержания молочной кислоты и снижение рН до 3,8–4,5. Во второй фазе менструального цикла доминируют лактобациллы, а количество облигатных анаэробов и колиформных бактерий снижено Приведённые данные позволяют предположить, что в первой (пролиферативной) фазе менструального цикла восприимчивость организма женщины к инфекции возрастает. Известно, что продукция молочной кислоты во влагалище обусловлена расщеплением гликогена молочнокислыми бактериями. Количество гликогена в слизистой оболочке регулирует концентрация эстрогенов. Существует прямая связь между количеством гликогена и продукцией молочной кислоты. Кроме того, обнаружено, что некоторые виды стрептококков, стафилококков, грамотрицательных бактерий и дрожжевых грибов, представляющих нормальную микрофлору здоровой женщины, также способны расщеплять влагалищный гликоген с выделением метаболитов, используемых палочками Додерлейна для продукции кислоты.

В настоящее время установлено, что влагалищной микрофлоре присущи ферментативная, витаминообразующая, иммунизирующая и другие функции. Её следует рассматривать не только как индикатор состояния влагалища. Нормальная бактериальная микрофлора выполняет антагонистическую роль, препятствуя инвазии патогенных микроорганизмов. В климактерическом периоде прогрессирующий дефицит эстрогенов, обусловленный истощением яичников, вызывает развитие возрастных атрофических изменений слизистой оболочки мочеполового тракта. Влагалищная атрофия приводит к снижению содержания гликогена в эпителии влагалища, снижению колонизации лактобациллами и уменьшению количества молочной кислоты. Как и в подростковом периоде, в климактерии происходит увеличение рН влагалищной среды до 5,5–7,5. Влагалище и нижние мочевые пути колонизируют грамотрицательные факультативноанаэробные виды семейства энтеробактерий, в основном кишечная палочка, и типичные представители микрофлоры кожных покровов.

При условном нормоценозе и влагалищной атрофии массивного заселения влагалища УПМ не наблюдают, и воспалительные изменения стенок влагалища отсутствуют. Главный отличительный признак влагалищной атрофии — отсутствие (в 66,4% случаях) или резкое снижение (у 33,6% женщин) титра лактобацилл. Выраженность атрофии тесно коррелирует с выраженностью смещения рН влагалищной среды в щелочную сторону. Описанные состояния у женщин в постменопаузе сохраняются длительные годы без присоединения вторичной инфекции. По мнению В. Е. Балан (1998), защитную функцию исчезнувших из биотопа влагалища лактобактерий у женщин в постменопаузе берут на себя лимфоидные клетки, представляющие натуральные киллеры (СD5б) и клетки супрессорноцитотоксического ряда (СD8), а также клетки моноцитарномакрофагального ряда (СD14).

Влияние на количественный и видовой состав микрофлоры влагалища оказывают хирургические травмы или инвазивные опухолевые процессы, снижающие сопротивляемость тканей к бактериальным инфекциям. Вероятно, повреждение тканей при хирургических вмешательствах, снижение их окислительновосстановительного потенциала и развитие ишемии создают условия для размножения отдельных представителей нормальной микрофлоры. В большинстве случаев инфекционные осложнения после кесарева сечения и гистерэктомии обусловлены именно «загрязнением» операционного поля эндогенной флорой, и прежде всего анаэробами. Считают, что обсеменение экзогенными микробами в этих условиях бывает реже.

Широкое использование антибиотиков оказывает влияние на нормальную микрофлору человека. Большое число работ, посвящённых профилактическому применению антибиотиков в гинекологической практике, констатируют увеличение числа видов микроорганизмов, устойчивых к действию применяемых препаратов. Для оценки состояния микрофлоры влагалища используют оригинальную классификацию микроскопической характеристики биоценоза влагалища (Кира Е. Ф., 1995), разработанную с учётом достижений клинической микробиологии и современных диагностических возможностей (табл. 20-3). В ней отражены 4 типа (состояния) микробиоценоза влагалища, микроскопические признаки каждого типа и соответствующие каждому типу нозологические формы.

Современные достижения клинической микробиологии позволили выделить 4 типа микробиоценоза на основе микроскопической картины.

Таблица 20-3. Микроскопическая характеристика биоценоза влагалища (Кира Е.Ф.,1995)

Состояние (тип) биоценоза Характеристика признаков Нозологические формы
Нормоценоз Доминирование лактобактерий, отсутствие грамотрицательной микрофлоры, спор, мицелия, псевдогифов, лейкоцитов, единичные «чистые» эпителиальные клетки Типичное состояние нормального биотопа влагалища
Промежуточный тип Умеренное или сниженное количество лактобактерий, наличие грамположительных кокков, грамотрицательных палочек. Обнаруживают лейкоциты, моноциты, макрофаги, эпителиальные клетки Часто наблюдают у здоровых женщин, редко сопровождается субъективными жалобами и клинической картиной
Дисбиоз влагалища Незначительное количество или полное отсутствие лактобактерий, обильная полиморфная грамотрицательная и грамположительная палочковая и кокковая микрофлора; наличие «ключевых клеток». Количество лейкоцитов вариабельно, отсутствие или незавершенность фагоцитоза. Полимикробная картина мазка Бактериальный вагиноз
Вагинит (воспалительный тип мазка) Большое количество лейкоцитов, макрофагов, эпителиальных клеток, выраженный фагоцитоз. При обнаружении: гонококков, трихомонад, мицелия, псевдогифов, спор. Неспецифический вагинит
При обнаружении: гонококков, трихомонад, мицелия, псевдогифов, спор. Гонорея, трихомоноз, микотический вагинит

Картина нормоценоза отражает типичное состояние нормального биотопа влагалища. Промежуточный тип микробиоценоза влагалища — пограничный тип, его часто наблюдают у здоровых женщин, без субъективных жалоб и клинической симптоматики. Дисбиоз влагалища соответствует микробиологической картине бактериального вагиноза. Вагинит соответствует неспецифическому вагиниту. При обнаружении возбудителей специфических инфекций (гонококков, трихомонад, мицелия, псевдогифов, спор и т.д.) ставят этиологический диагноз. Предложенная классификация сочетает в себе микробиологическую интерпретацию влагалищного мазка, характеристику клинической картины и соответствующую конкретную нозологическую форму, определяющую решение о необходимости лечения. Классификация отражает современный уровень знаний и интерпретацию как микробиологических (бактериоскопических), так и клинических данных. Расшифровка, понимание механизмов, обеспечивающих физиологическую роль индигенной микрофлоры влагалища, открывают пути к профилактике различных патологических состояний.

Таким образом, в соответствии с концепцией экологической ниши половые пути женщины можно представить как совокупность участков нескольких типов, включающих плоский эпителий влагалища, цилиндрический эпителий шейки матки и уникальную среду цервикальных желёз. Для участков характерны определённые биохимические и физиологические свойства, что обусловливает их заселение различными популяциями микроорганизмов. В женских половых органах постоянно происходят циклические изменения, связанные прежде всего с функцией яичников. Следовательно, нормальную микрофлору влагалища можно представить в виде динамической системы, подверженной в физиологических условиях гормональному влиянию менструального цикла, ритма половой жизни, беременности, индивидуальных гигиенических мероприятий. На микрофлору воздействуют инвазивные диагностические и лечебные манипуляции, применение антибиотиков, цитостатиков, гормональных препаратов, ионизирующее излучение, хирургические вмешательства и др. Однако, несмотря на постоянные изменения, микрофлора гениталий относительно стабильна. Понимание этого факта скрыто за недостаточно изученными механизмами саморегуляции микробной популяции макроорганизма.

Микрофлора влагалища в норме — один из факторов неспецифической резистентности. Однако в определённых условиях (после родов, абортов, гинекологических операций) микроорганизмы вызывают инфекционные заболевания, а участки половых путей с эндогенной микрофлорой становятся источниками инфицирования. При этом особого внимания заслуживают бесспоровые анаэробные бактерии, такие как бактероиды, фузобактерии, пептококки, пептострептококки, вейллонеллы и др. Эти бактерии присутствуют в микрофлоре половых органов женщины в течение всей жизни. Ввиду динамичности этой экосистемы под влиянием гормональных и других воздействий определение микрофлоры половых путей возможно с учётом конкретных физических и физиологических условий.

www.medsecret.net

Состояние микробиоценоза влагалища, бактериальный вагиноз и возможности его лечения

Комментарии

Опубликовано в журнале: «CONSILIUM MEDICUM», 2013, ТОМ 15, № 10, с. 22-24

А.В.Ледина, В.Н.Прилепская ФГБУ Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. В.И.Кулакова Минздрава РФ

Бактериальный вагиноз (БВ) – широко распространенное патологическое состояние, встречающееся у женщин детородного возраста, которое включает комплекс изменений вагинального биотопа, характеризующегося снижением количества нормальной кислородпродуцирующей лактофлоры и повышением концентрации других микроорганизмов, особенно грамотрицательных анаэробов типа Prevotella Porphyromonas spp., Peptostreptococcus spp., Fusobacterium spp., Mobiluncus spp. и GV [5, 18].

Известно, что микрофлора влагалища здоровых женщин репродуктивного возраста представлена широким спектром микроаэрофилов, а также факультативных и облигатных анаэробов [4], присутствие которых не нарушает нормального состояния, не вызывает развития воспалительной реакции и патологических симптомов, характерных для вульвовагинита или БВ. В основном нормальная микрофлора представлена микроорганизмами рода Lactobacillus spp. – микроаэрофильными, продуцирующими перекись водорода палочками (71–100%), реже – анаэробными грамположительными палочками (5–30%).

Кроме лактобактерий, микроаэрофильная флора влагалища здоровых женщин представлена Gardnerella vaginalis (по данным разных авторов, в 6–60% случаев), а также включает облигатные анаэробы Peptostreptococcus spp. (30–90%), грамположительные анаэробные кокки, грамположительные палочки – строгие анаэробы Bifidobacterium spp. (у здоровых женщин примерно в 12% случаев), Clostridium spp. (10–25%), Propionibacterium spp. – P. acnes (до 25%), значительно реже выявляются Mobiluncus spp. (0–5%). Все эти микроорганизмы являются типичными представителями нормальной микрофлоры генитального тракта.

В нормальном биотопе также могут обнаруживаться грамотрицательные строго анаэробные палочковидные бактерии бактероиды Bacteroides spp.: B. urealyticum, B. fragilis, B. vulgatus, B. ovatus, B. distasonis, B. uniformis, B. coccae, B. multiacidus (9–13%), Fusobacterium spp. (14–40%), Porphyromonas spp. (31%), Prevotella spp. (60%) и генитальные микоплазмы M. hominis, U. urealyticum (у 2–15% сексуально активных женщин).

Из представителей факультативных анаэробных микроорганизмов часто выделяют каталазопозитивные, коагулазонегативные Staphylococcus epidermidis, новобиоцинрезистентные Staphylococcus saprophyticus, Streptococcus spp. Это стрептококки группы viridans – «зеленящие» (а или g), гемолитические, стрептококки серологической группы В (Streptococcus agalactie), стрептококки серологической группы D (энтерококки); непатогенные коринебактерии – Corynebacterium minutissimum, C. equi (новое название – Rhodococcus equi), C. aquaticum, C. xerosis; Escherichia coli.

Другие энтеробактерии (Klebsiella spp., Citrobacter spp., Enterobacter spp.) встречаются менее чем у 10% здоровых женщин. Дрожжеподобные грибы рода Candida – C. albicans, C. tropicalis и Torulopsis glabrata (ранее C. glabrata) – выявляются во влагалище здоровых женщин в 15–20% случаев. То есть микрофлора влагалища здоровой женщины представлена широким спектром разных микроорганизмов, которые находятся в состоянии биологического равновесия и не вызывают патологических изменений слизистых оболочек вульвы и влагалища.

Микробиоценоз влагалища при БВ характеризуется резким снижением уровня перекись продуцирующих лактобактерий, вплоть до их полного исчезновения, и замещением их гарднереллами, которые способствуют росту колоний аэробных и анаэробных микроорганизмов. Кроме G. vaginalis, характерными представителями микрофлоры при БВ являются Prevotella spp., Porphyromonas spp., Bacteroides spp., Peptostreptococcus spp., Mycoplasma hominis, Ureaplasma urealyticum, Mobiluncus spp., а также Fusobacterium spp. и Atopobium vaginae.

Концентрация микроаэрофильных бактерий (G. vaginalis) при БВ может повышаться в сотни раз, а анаэробных микроорганизмов Bacteroides spp., Peptococcus spp. – в тысячи раз и более [1, 9]. В некоторых случаях на фоне абсолютного преобладания микроорганизмов, ассоциированных с БВ, могут присутствовать и лактобактерии в низком титре, но, как правило, это анаэробные лактобактерии, неспособные продуцировать перекись водорода.

В сложной цепи патогенеза различных заболеваний женских половых органов существенная роль отводится иммунным реакциям организма. Снижение неспецифической резистентности у пациенток с БВ [2], а также то, что до 90% G. vaginalis находятся на поверхности вагинального эпителия в виде биопленок [21], способствует росту резистентности анаэробной вагинальной флоры [13] к современным лекарственным препаратам и длительному рецидивирующему течению патологического процесса.

Клиника

Основными клиническими проявлениями БВ являются гомогенные выделения из влагалища, пенистые, слегка тягучие, белого или серого цвета со специфическим «рыбным» запахом. Другие жалобы, такие как зуд, дизурические расстройства, диспареуния, встречаются реже, могут совсем отсутствовать или появляться периодически. Бессимптомное течение инфекционного процесса наблюдается более чем у 1/2 всех женщин с БВ, и у них какие-либо субъективные жалобы могут вообще отсутствовать [16]. При длительно текущем процессе выделения приобретают желтовато-зеленоватую окраску, становятся более густыми, нередко напоминают творожистую массу, равномерно распределяются по стенкам влагалища без выраженного его воспаления [8].

Наиболее опасны осложнения БВ, которые возникают при беременности, во время родоразрешения (преждевременный разрыв плодных оболочек, хориоамнионит, аномалии родовой деятельности), в послеродовом или послеоперационном периоде в случае оперативного родоразрешения (послеродовый эндометрит). БВ может оказывать неблагоприятное влияние на развитие плода (гипотрофия) или новорожденного (пневмония), поэтому чрезвычайно важным является лечение этого заболевания в период планирования и во время беременности [1].

Диагностика

С 1983 г. и по настоящее время для постановки диагноза БВ применяются критерии, предложенные R.Am-sel и соавт. (1983 г.), которые включают наличие обильных выделений из влагалища с неприятным запахом; появление запаха «гнилой рыбы» при проведении аминного теста; повышение значения pH вагинального содержимого до 4,5; присутствие «ключевых клеток» в мазках, окрашенных по Граму. Диагноз БВ можно поставить в случае выявления 3 из 4 указанных критериев.

Микроскопия вагинального мазка, окрашенного по Граму, – наиболее информативный, достоверный и доступный метод диагностики БВ, который дает возможность объективно оценить состояние вагинальной микроэкологии, причем позволяет оценить не только морфологические особенности и соотношение отдельных компонентов вагинальной микрофлоры, но и получить информацию о состоянии слизистой влагалища и наличии лейкоцитарной реакции [5]. Полимеразная цепная реакция позволяет провести не только типирование, но и количественное определение микроорганизмов в режиме реального времени и в последние годы широко применяется в клинической практике.

Лечение

Успешное лечение БВ, как и любого заболевания, зависит от правильной и своевременной постановки диагноза и проведения патогенетически обоснованной эффективной терапии.

Цель лечения БВ – восстановить нормальную микрофлору влагалища, задержать рост микроорганизмов, не свойственных этому микроценозу. Как правило, на первом этапе лечения для пациентки подбирается терапия, которая обеспечивает высокую концентрацию лекарственного вещества во влагалище, что обусловливает эффективность использования малых доз антимикробного препарата и быстрое купирование симптомов заболевания. Второй этап лечения включает стимуляцию нормальной лактофлоры влагалища за счет применения биологических бактерийных препаратов – эубиотиков и пробиотиков [6].

Основными препаратами для лечения БВ являются метронидазол, клиндамицин и тинидазол. Эти препараты могут применяться как в таблетированной форме для приема внутрь, так и в виде вагинальных таблеток, гелей, свечей. Хотя пероральный путь приема ассоциируется с большей частотой побочных эффектов, он является более приемлемым для большинства пациенток.

Метронидазол рекомендуется назначать в дозе 500 мг 2 раза в день в течение 7 дней или 1-кратно в дозе 2 г, но такой режим считается менее эффективным. При приеме метронидазола могут возникать побочные эффекты со стороны желудочно-кишечного тракта в виде металлического вкуса во рту и тошноты (до 10%), а также транзиторная нейтропения (7,5%), периферическая нейропатия. Тошнота, другие гастроинтестинальные эффекты менее выражены при интравагинальном пути введения метронидазола. Вагинальный гель в дозе 5 г, вводимый ежедневно в течение 5 дней, не уступает по эффективности пероральному пути введения и с успехом может применяться для лечения БВ [17].

Тинидазол – препарат нитроимидазольного ряда, применяется в таблетках по 1 г 1 раз в день в течение 5 дней или по 2 г в течение 2 дней.

Сравнимым по эффективности с метронидазолом, но имеющим меньшее количество побочных эффектов является клиндамицин (Клиндацин®) – антибиотик группы линкозамидов, обладающий широким спектром действия, оказывающим в основном бактериостатический эффект. Клиндамицин активен в отношении Staphylococcus spp. (в том числе Staphylococcus epidermidis, продуцирующих пенициллиназу), Streptococcus spp. (исключая Enterococcus spp.), Streptococcus pneu-moniae, Corynebacterium diphtheriae, в отношении споро- и неспорообразующих анаэробов и микроаэрофильных грамположительных кокков (включая Peptococcus spp. и Peptostreptococcus spp.), Clostridium perfringens, Clostridium tetani, Mycoplasma spp., Bacteroides spp. (включая Bacteroides fragilis и Prevotella melaninogenica), Fusobacterium spp., Propionibacterium spp., Eubacter spp., Actinomyces spp., т.е. против большинства микроорганизмов, вызывающих дисбиоз влагалища и БВ.

Предпочтительным режимом является местное применение препарата в течение 3–7 дней. При этом вагинальные суппозитории вводятся по 1 на ночь или 2% вагинальный крем при помощи аппликатора (5 г) на ночь 3–7 дней. Перорально клиндамицин назначается 2 раза в день по 300 мг в течение 7 дней.

Местный клиндамицин является наиболее эффективным по сравнению с метронидазолом препаратом при лечении рецидивирующего БВ, особенно ассоциированного с A. vaginae; клиническое излечение при его применении наступает в 83,3% случаев (рПобочные эффекты (псевдомембранозный колит, тошнота) при приеме клиндамицина встречаются редко, что значительно повышает комплаентность терапии.

Применение клиндамицина (Клиндацин®), что очень важно, возможно при беременности или в подготовительном к родам периоде (только местно) в обычных терапевтических дозировках.

Эффективность, быстрое достижение положительного результата лечения, хорошая переносимость клиндамицина при лечении, в том числе беременных женщин, доказана при проведении многочисленных рандомизированных плацебоконтролируемых сравнительных клинических исследований [1, 7, 14].

Вторым этапом лечения, а также с целью профилактики рецидивов БВ назначаются эубиотики, пробиотики, которые могут применяться в комплексе с антибактериальными препаратами или как основное средство лечения. В первом случае назначение пробиотиков целесообразно проводить не ранее чем через 3 дня после окончания антибактериальной терапии БВ в виде интравагинальных суппозиториев; длительность лечения должна составлять менее 7–10 дней [6, 12].

После проведенного лечения примерно у 1/3 пациенток возникает рецидив заболевания в течение первых 3 мес, а более чем у 1/2 симптоматика возобновляется в течение 12 мес [19, 20]. Это вероятнее всего происходит в связи с неэффективностью проведенного лечения, так как от 65 до 80% [15] патогенов находится в составе биопленок, матрикс которых может связывать или не пропускать, и/или инактивировать антибиотики [3, 10, 11] и приводить к снижению эффективности лечения. Другой возможной причиной частых рецидивов является то, что не происходит достаточно полного восстановления нормальной микрофлоры влагалища и на этом фоне вновь активизируется патогенная микрофлора [12, 23].

Вопрос о целесообразности назначения лечения партнерам женщин, получающих лечение по поводу БВ, не решен. Ряд исследователей считают, что лечение половых партнеров не влияет на успешность терапии, хотя доказана роль половых контактов в возникновении и рецидивировании БВ. Кроме того, показана эффективность использования презервативов в снижении частоты рецидивов БВ [22]. Но поскольку доказательная база для окончательных выводов остается недостаточной, для решения этой задачи необходимы новые исследования.

Таким образом, БВ, представляющий дисбиотическое состояние экосистемы влагалища, является достаточно распространенной в современной популяции патологией, требующей своевременной диагностики, комплексной адекватной терапии и профилактики. Препаратом, оказывающим быстрое положительное действие и обладающим хорошей переносимостью, а также разрешенным к применению во время беременности, является клиндамицин (Клиндацин®). Высокая эффективность, доказанная клиническими исследованиями, позволяет использовать Клиндацин® в клинической практике как один из основных препаратов для лечения БВ.

ЛИТЕРАТУРА 1. Егорова А.Т., Базина М.И., Рулева М.А. Опыт лечения бактериального вагиноза у беременных женщин клиндацином (крем вагинальный). Рос. вестн. акушера-гинеколога. 2010; 6: 68–71. 2. Ефимов Б.А., Тютюнник В.Л. Бактериальный вагиноз: современный взгляд на проблему. РМЖ. 2008; 16 (1): 18. 3. Мальцев С.В., Мансурова Г.Ш. Что такое биопленка? Практ. медицина. 2011; 5 (53): 7–10. 4. Орлова В.С., Набережнев Ю.И. Состояние и регуляция нормального микробиоценоза влагалища. Научные ведомости БелГУ. Медицина. Фармация. 2011; 22 (1): 15–21. 5. Прилепская В.Н., Байрамова Г.Р. Этиопатогенез, диагностика и современные направления в лечении бактериального вагиноза. 2002; 18: 795–7. 6. Прилепская В.Н., Довлетханова Э.Р., Байрамова Г.Р., Фофанова И.Ю. Современный взгляд на вопросы этиологии, патогенеза и лечения бактериального вагиноза. Гинекология. 2010; 2: 44–8. 7. Ткаченко Л.В., Складановская Я.В. Эффективность клиндамицина при бактериальном вагинозе у беременных. Гинекология. 2010; 15 (1): 18–21. 8. Тютюнник В.Л. Патогенез, диагностика и методы лечения бактериального вагиноза. Фарматека. 2005; 2 (98): 20–4. 9. Allsworth JE, Peipert JF. Prevalence of bacterial vaginosis: 2001–2004 National Health and Nutrition Examination Survey data. Obstet Gynecol 2007; 109: 114. 10. Costerton JW, Stewart PS, Greenberg EP. Bacterial biofilms: a common cause of persistent infections. Science 1999; 284: 1318–22. 11. Davies D. Understanding biofilm resistance to antibacterial agents. Nat Rev Drug Discov 2003; 2: 114–22. 12. Falagas M, Betsi GI, Athanasiou S. Probiotics for the treatment of women with bacterial vaginosis. Clin Microbiol Infect 2007; 13: 657. 13. Fredricks DN, Fiedler TL, Thomas KK et al. Targeted PCR for detection of vaginal bacteria associated with bacterial vaginosis. J Clin Microbiol 2007; 45: 3270. 14. Greaves WL, Chungafung J, Morris B et al. Clindamycin versus metronidazole in the treatment of bacterial vaginosis. Obstet Gynecol 1988; 72: 799. 15. Hancock V, Ferrieres L, Klemm P. Biofilm formation by asymptomatic and virulent urinary tract infectious Escherichia coli strains. FEMS Immunol. Med Microbiol 2007; 51: 212–9. 16. Joesoef M, Schmid G. Bacterial vaginosis. In: Clinical evidence. BMJ Publishing Group. London 2001; p. 887. 17. Koumans EH, Markowitz LE, Hogan V. CDC BV Working Group. Indications for therapy and treatment recommendations for bacterial vagi-nosis in nonpregnant and pregnant women: a synthesis of data. Clin Infect Dis 2002; 35: s152. 18. Ling Z, Kong J, Liu F et al. Molecular analysis of the diversity of vaginal microbiota associated with bacterial vaginosis. BMC Genomics 2010; 11: 488. 19. Mehta SD. Systematic review of randomized trials of treatment of male sexual partners for improved bacteria vaginosis outcomes in women. Sex Transm Dis 2012; 39: 822. 20. Ness RB, Kip KE, Soper DE et al. Variability of bacterial vaginosis over 6- to 12-month intervals. Sex Transm Dis 2006; 33: 381. 21. Patterson JL, Stull-Lane A, Girerd PH, Jefferson KK. Analysis of adherence, biofilm formation and cytotoxicity suggests a greater virulence potential of Gardnerella vaginalis relative to other bacterial-vaginosis-as-sociated anaerobes. Microbiol 2010; 156: 392. 22. Smart S, Singal A, Mindel A. Social and sexual risk factors for bacterial vaginosis. Sex Transm Infect 2004; 80: 58. 23. Swidsinski A, Doerffel Y, Loening-Baucke V et al. Gardnerella biofilm involves females and males and is transmitted sexually. Gynecol Obstet Invest 2010; 70: 256.

24. Плахова К.И., Атрошкина М.Е., Ильина Е.Н. и др. Роль Atopobium vaginae при рецидивировании бактериального вагиноза. Вестн. дерматологии и венерологии. 2007; 5: 9–13.

medi.ru

Друзья, которые могут стать врагами, или Вся правда о пептострептококках

Некоторые болезнетворные бактерии всегда присутствуют в организме человека, то есть являются частью нормальной микрофлоры кишечника. Станут ли такие микроорганизмы опасными для здоровья человека, зависит только от их количества в микрофлоре или от резкого снижения иммунитета. Примером таких бактерий являются пептострептококки, пептококки и бактероиды.

Что такое патогенез

Патогенез (греч. «происхождение болезни») – процесс возникновения болезни. Изучение зарождения и развития болезни крайне важно для любой отрасли медицины. Зная, как проходит типовой процесс, врач может принять меры для стабилизации состояния больного и начать лечение еще до того, как будет установлен окончательный диагноз.

В микробиологии существует понятие «этиология» – изучение внешних факторов, повреждающих организм, т. е. ответ на вопрос, чем вызвана болезнь. В отличие от нее патогенез рассматривает процесс в развитии, принимая во внимание все биологические механизмы, участвующие в нем. То есть патогенез изучает саму сущность происходящих событий, их внутреннее содержание и развитие, что дает возможность назначить наиболее эффективное лечение.

Например, человек обжегся, процесс длится секунды – это этиология, а процесс заживления раны, с подключением внутренних взаимосвязанных систем и структур организма, самостоятельно развивающийся и длящийся дни или недели, – это уже патогенез.

Таким образом, врач может назначить лечение, опираясь на научные данные о процессах, происходящих в организме. Благодаря знаниям о патогенезе медицина получает возможность вмешаться в течение болезни и переломить ее ход в сторону выздоровления.

Условно-патогенные микроорганизмы

Но откуда организм знает, как реагировать на те или иные патогенные факторы (травмы, паразиты, возбудители болезни)? Все реакции складывались на протяжении миллионов лет эволюции. За это время живые организмы, в том числе и человек, выработали целую систему различных реакций на внешние раздражители. Так, обжегшись, мы отдергиваем руку раньше, чем успеваем понять, что случилось. Это рефлекторная реакция.

Есть еще и так называемые гуморальные защитные реакции. Это самый эволюционно ранний защитный механизм, протекающий в жидких средах организма (крови, лимфе, тканевой жидкости, слюне) при помощи присутствующих в них бактерий.

В нормальной микрофлоре здорового человека есть не только «хорошие» бактерии, в ней немало и патогенных микроорганизмов. С одной стороны, они просто необходимы для выживания всего организма, с другой – при значительном увеличении их количества в силу каких-либо внешних воздействий могут стать опасными, иногда даже смертоносными. Именно такие микроорганизмы называют условно-патогенными. К ним относятся пептострептококки, пептококки, бактероиды и другие бактерии.

Пептострептококки

Пептострептококки в настоящее время микробиологи выделяют в отдельный род, состоящий из девяти видов. Пептострептококки:

  1. Имеют круглую или овоидную (похожую на яйцо) форму. Встречаются цепочки из таких клеток, иногда они образуют пары.
  2. Это анаэробы, это значит, что они не нуждаются в свободном кислороде для своего развития. Более того, эти клетки облигатные (строгие) анаэробы, т. е. кислород вызывает гибель этих бактерий.
  3. Грамположительны, т. е. при лабораторных исследованиях реагируют на окрашивание, проводимое по методу датского бактериолога Грама.
  4. У таких микроорганизмов нет жгутиков, т. е. они неподвижны.
  5. Размножаются на органических средах, кислотность которых составляет рН 7 – 7,5. Комфортная температура для их развития 35-37⁰С.

Все это делает организм человека идеальным пристанищем для пептострептококков. Такие микроорганизмы находят в слизистой оболочке полости рта и верхних дыхательных путей, в кишечнике, мочеполовой системе.

Бактероиды

Бактероиды – еще один род анаэробных бактерий, присутствующих в нормальной микрофлоре кишечника. Эти бактерии отвечают за:

Все эти процессы проходят при отсутствии кислорода (анаэробные) и завершаются накоплением недоокисленных токсичных продуктов. В том случае, если количество бактероидов возрастает, говорят об эндогенной (возникшей вследствие внутренних причин) интоксикации организма.

Иными словами, патогенез поражений обусловлен избыточной колонизацией кишечника бактероидами с выделением большого количества токсинов, что приводит к эндогенной интоксикации. Результатом может стать поражение жизненно важных органов и в отдельных случаях даже смерть.

Таким образом, бактероиды, с одной стороны, необходимы для нормальной работы организма, но некоторые из них в определенных условиях вызывают хронический синусит, хроническое воспаление среднего уха, инфекции ротовой полости, различные абсцессы (образование гноя) и даже некротическую пневмонию (большое количество мелких абсцессов на легких).

Другие представители условно-патогенных бактерий

Пептококки, в отличие от пептострептококков, в большом количестве встречаются в основном в ротовой полости, хотя наблюдаются и в кишечнике, и в мочеполовых путях. Это грамположительные анаэробные бактерии, имеющие шарообразную форму. Именно пептококкам мы обязаны такими «подарками», как кариес, пульпит, пародонтоз.

Большой рост колоний пептострептококков и пептококков является одной из причин гнойных воспалительных процессов (аппендицит, тонзиллит, послеродовой сепсис, нагноение ран, плеврит, цистит).

Обнаруживают пептококки и пептострептококки, как правило, совместно с другими видами бактерий. Крайне редко они бывают моновозбудителями, то есть предпочитают действовать в команде с другими микробами.

Превотеллами в микробиологии называют род анаэробных бактерий, имеющих вид палочек и не образующих споры. Они, так же как и пептострептококки, пептококки и бактероиды, входят в состав нормальной микрофлоры человека.

Эти микроорганизмы могут стать причиной целого ряда заболеваний: инфекций дыхательных путей, мочевыводящих путей, абсцессов головного мозга. Превотеллы находят в мазках при аспирационной пневмонии и абсцессе легкого. Кроме того, они присутствуют в патогенезе пародонтоза и гингивита.

С чего начинается лечение

Первый шаг при постановке диагноза и назначении схемы лечения – сдача анализов. Врач может предполагать то или иное заболевание, но точный ответ дадут только лабораторные исследования. Для этого нужно получить небольшое количество материала, в нашем случае с поверхности слизистой – мазок.

При микроскопическом анализе исследуют мазок на микрофлору организма. При этом определяют:

  1. Количество лейкоцитов. При большом их числе можно судить о наличии воспалительного процесса.
  2. Состав микрофлоры. Большое отклонение от нормы указывает на наличие инфекции или дисбактериоз.
  3. Количество эритроцитов укажет на наличие крови в образце.
  4. Наличие возбудителей болезни.

Если данные исследования мазка отклоняются от нормы, проводят более сложное микробиологическое исследование – бактериологический посев. Этот метод хорош для выявления патогенных и условно-патогенных микробов и заключается в микроскопическом исследовании и выделении чистой культуры с помощью посевов.

Метод бактериологического посева довольно трудоемок, но с его помощью можно определить не только количество возбудителей болезни, но и их чувствительность к антибиотикам. Более того, определяется индивидуальная реакция микроорганизмов у конкретного человека, что позволяет правильно назначит препараты для лечения.

Так или иначе, но наш организм постоянно взаимодействует с огромным количеством разнообразных бактерий. Хотим мы того или нет, но многие из микроорганизмов в нашем теле в определенные моменты могут выступать нашими друзьями или союзниками, а иногда они же становятся смертельно опасными врагами. Наука внимательно изучает наших маленьких непостоянных друзей, а медицина с успехом использует эти знания в лечении.

probakterii.ru


Смотрите также